Новости Энциклопедия переводчика Блоги Авторский дневник Форум Работа

Декларация О нас пишут Награды Читальня Конкурсы Опросы
Автор
Страницы
Рубрики
Свежие записи
Управление

Блог Тимотэ Суладзе

Подписаться на RSS  |   На главную

« »

Как я поступал и не поступил в Высшую школу перевода

Предыстория

Много лет я работаю переводчиком, и сегодня основной мой рабочий язык — итальянский. Образование у меня музыкальное и юридическое, и изначально я был специалистом с условным знанием иностранных языков. Какие это были языки? Английский — я его изучал с 1-го класса по 3-й курс университета, но преподавали нам его, в основном, по советской методике. Это когда 15 лет учишь язык, но так и не владеешь им на нормальном уровне. С 1-го курса музыкального училища я стал учить еще и итальянский язык. В университете я продолжил его изучение. Там же, в университете добавился факультатив польского языка. Я неплохо им овладел и пока учился, был даже переводчиком-волонтером на студенческих конференциях: встречал польские делегации, гулял с ними по городу и, конечно, переводил их выступления. Кроме этого, были неудачные попытки выучить немецкий и арабский язык. В итоге итальянский язык победил все остальные языки. На последнем курсе я уехал стажироваться в Рим, половину своего диплома написал именно там.

Когда стал работать по специальности (юристом), старался, чтобы работа хоть как-то была связана с итальянским языком. Время от времени я умудрялся находить итальянских клиентов и давал консультации на родном для них языке. Постепенно я начал выполнять письменные переводы документов. Эта работа мне понравилась, и я погружался в нее все глубже и глубже, пока, наконец, не погрузился с головой. Через несколько лет стал сотрудничать с бюро переводов в качестве переводчика. Одновременно я занимался самосовершенствованием на выбранном поприще. В то время я не мог себе позволить второе, дополнительное или какое-нибудь другое образование, поэтому переводу учился сам: сначала письменному, потом и устному. Читал какие-то книги, форумы, слушал более опытных коллег, разбивал лоб о собственные ошибки.

Про то, что в Санкт-Петербурге есть Высшая школа перевода, я впервые узнал, кажется, в 2010 году, когда пришел на форум Города переводчиков. Причем жил я тогда тоже в Санкт-Петербурге, как выяснилось позже, на расстоянии менее одного километра от здания ВШП. В то время я еще слабо представлял себе, что это за учебное заведение. Потом были конференции: UTIC и TFR, на которых я познакомился с Ириной Сергеевной — директором Школы и с некоторыми преподавателями. Однако апофеоз знакомства со Школой пришелся на Олимпийские Игры в Сочи, где я отработал 31 день в качестве переводчика-синхрониста в итальянской кабине. Все это время я провел рядом с уже знакомыми и новыми преподавателями и с выпускниками ВШП. С кем-то — только две недели, так как график работы у всех был разный. Когда я вернулся домой после Олимпиады, я понял, что тоже хочу там учиться.

Подготовка

Самая большая проблема заключалась в языковых парах. Мой итальянский язык в ВШП был абсолютно никому не нужен, поскольку рабочими языками Школы являются языки ООН (кроме арабского) и немецкий язык. При этом рабочих языков в обязательном порядке должно быть два: В и С, при условии что язык А — обязательно русский. Про деление языков на А, В и С писать не буду. Кто об этом не знает и хочет узнать, без труда найдет нужную информацию в интернете.

Итак, в качестве языка В я, недолго думая, выбрал английский, хотя на тот момент, откровенно говоря, его уровень еле-еле дотягивал до языка С. Сложнее было определиться собственно с языком С. В моем случае (с итальянским В) языком С мог быть французский или испанский. И тот, и другой мне надо было начинать учить с нуля. После долгих раздумий и советов, в том числе, с иностранными преподавателями Школы я выбрал испанский язык.

В августе 2014 года я пошел учиться в Институт Сервантеса на интенсивный курс. Мы занимались пять дней в неделю по пять часов. С сентября к испанскому добавился английский: три месяца ко мне домой приезжал преподаватель, которого я очень долго искал и выбирал. Когда интенсивный курс испанского закончился, я выбрал еще два индивидуальных курса, а также пошел учиться на курсы английского синхронного перевода. Все это продолжалось до февраля – марта 2015 года, и последнее занятие на английских курсах было за день до вылета в Санкт-Петербург.

Одновременно я работал (очень много!) и занимался личными делами, которые требовали значительных перемещений в пространстве. Чтобы вам было понятно, с ноября 2014 года по март 2015 я совершил около 30 перелетов из Москвы в Минск, Тбилиси, Киев, Днепропетровск, Нью-Йорк, Чикаго, Екатеринбург и, наконец, Санкт-Петербург, а также обратно из этих городов.

Поступление

В Санкт-Петербург я прилетел за два дня до начала вступительных экзаменов. Я долго выбирал гостиницу и выбрал такую, которая находилась в десяти минутах пешей ходьбы от Школы. Я решил не экономить и на период экзаменов ограничил себя от всех возможных трудностей, не имеющих отношения к самим экзаменам. Именно поэтому я, например, отказался от общежития, которое предлагала Школа и до которого, говорят, ехать 45 минут в один конец.

Почти каждый день у нас должно было быть по два экзамена. Иногда — по одному. В первый день было два письменных экзамена: утром по английскому языку, после обеда — по переводу с английского языка на русский. Экзамен по языку состоял из тридцатиминутного аудирования. Мы собрались в одном из залов фундаментальной библиотеки, где нам включили текст на английском. От нас требовалось отвечать на вопросы и вставлять нужные слова — по ходу звучания текста и без перерыва. Далее было полтора или два часа аналитического чтения. Нам раздали несколько очень сложных текстов. В конце каждого из них были вопросы, на которые надо было ответить. Вопросы были очень сложными, и ответы не лежали на поверхности. Их надо было извлекать из текста путем его анализа. Отсюда и название. В одном из текстов были пропущены несколько абзацев, а внизу эти абзацы были приведены вразнобой, причем один из абзацев был лишний. Требовалось вставить нужные абзацы на свои места и оставить лишний.

Экзамен по переводу состоял из перевода двух текстов. Один текст был общий и обязательный для всех. Это была подборка новостей из англоязычных СМИ на самые злободневные тематики: кризис в Греции, ИГ, какое-то там разоблачение Хиллари Клинтон и т. д. Второй текст можно было выбирать из трех имеющихся: юридический, экономический или технический. Я выбрал юридический — фрагмент из кодекса профессиональной этики устных переводчиков, работающих в международных судебных учреждениях.

На следующий день то же самое с незначительными изменениями повторилось с испанским языком. Утром был языковой экзамен, на котором, в отличие от английского, не было аудирования, но был лексико-грамматический тест. После обеда был экзамен по письменному переводу — нужно было перевести на русский язык статью из боливийской газеты о том, как Боливия пытается «отмыть» свой имидж на международной арене и отсудить в Международном суде ООН у Чили право на выход в открытое море.

В среду, то есть на третий день экзаменов, состоялся первый отсев. Сначала были названы те, кто точно не сдал первые два экзамена и выбывает с дальнейшей гонки (очень подходящее слово), далее произнесли фамилии тех, чье участие в последующих экзаменах было под вопросом. Там прозвучала и моя фамилия. Как стало известно позже, английский и испанский языки я сдал на 47 баллов из 100, но в то же самое время я показал очень хороший результат на экзаменах по письменному переводу: 74 из 100 по английскому и 80 из 100 по испанскому. Сказался опыт письменного перевода с этих языков на русский. После обсуждения, длившегося около двух часов, мне сказали, что к экзаменам по устному переводу меня допустят. С этой радостной новостью я пошел на обед, а потом — писать сочинение по русскому языку.

Темы, которые предлагались на сочинении, были одна экстравагантнее другой: от преимуществ и недостатков добычи сланцевой нефти до проблем сохранения и развития лесного хозяйства в России. Я выбрал защиту авторских прав в эпоху интернета. Кстати говоря, пришлось слово «Интернет» писать с заглавной буквы, хотя я убежденный и непримиримый противник такого варианта правописания. Шестьсот с небольшим слов я написал часа за два, потом еще около часа переписывал на чистовик.

День четвертый. Утром был экзамен по устному переводу с испанского на русский, а после обеда — с английского на русский и с русского на английский. Экзамен по испанскому переводу начался с небольшого собеседования. Нужно было рассказать о себе и ответить на вопросы. Потом был собственно перевод. Экзаменатор один раз прочитал статью (мне попалась про коррупцию в Испании) длительностью три минуты, которую требовалось перевести без записи. То же самое было и на английском языке, только в обоих направлениях.

До начала английского экзамена я узнал результаты испанского, и по этим результатам я проходил дальше. В назначенное время нас познакомили с комиссией, в которой были преподаватели Школы, в том числе один англоязычный переводчик из ЕС. Первый человек остался, остальные пошли ждать. Я шел вторым, поэтому ждал недолго. Перевод с английского на русский был про кризис в Греции и новое правительство. Вроде бы я с ним справился. А вот с русского на английский нужно было переводить про преимущества использования паровозов в швейцарских Альпах. Вот тут я и поплыл. Свой результат я узнал вечером по электронной почте. Этот день для меня оказался последним. Как бы там ни было, лучше было вылететь перед финалом, чем после первого тура.

Позже я узнал, что мне не хватило именно знаний английского языка и что если за ближайший год я эти знания усовершенствую, то смогу снова участвовать в приемных испытаниях (еще одно подходящее слово) и буду иметь все шансы поступить.

В заключение я хочу поблагодарить директора и преподавателей Школы за дружелюбную обстановку и абсолютно объективную оценку знаний.

В ближайший год планирую, как и раньше, работать с итальянским языком на всех направлениях (письменно, последовательно и синхронно — с языка и на язык), а также выполнять письменные переводы с английского и испанского языков на русский. Результаты экзаменов показали, что такие переводы я могу выполнять на достаточно высоком уровне.

Скорее всего, буду готовиться поступать на следующий год.

Более подробно о каждом дне экзаменов можно почитать на моей странице в Фейсбуке: день первый, день второй, день третий (раз, два и три), день четвертый (раз и два).


22 Март 2015 Timote Suladze | Комментариев (19)


комментариев (19) к Как я поступал и не поступил в Высшую школу перевода

  • Тим, ну ты электровеник! Испанский быстро разогнал.
    Успехов тебе в реализации поставленных задач и целей. И спасибо за рассказ об экзаменах в ВШП, с удовольствием прочла.

  • Вашей энергии и целеустремлённости можно только позавидовать. Прочла и тут же почувствовала себя ужасно ленивой 🙂 Успехов Вам!

  • Очень интересно, спасибо, что поделились! Timote, а как вы собираетесь наверстывать английский и испанский к следующим экзаменам? Только посредством письменных переводов?

  • Timote, здравствуйте, а чего Вы конкретно ждете от обучения в Школе и кем видите себя после ее окончания? Насколько я поняла после чтения многих Ваших комментариев в ГП и в контакте, Вы и так довольно высокооплачиваемый и востребованный переводчик, так зачем Вам еще Школа? Чтобы уйти в международные организации? Так там не будет Вашего любимого итальянского, который Вас на данный момент кормит. И не кажется ли Вам, что Вам будет немного скучновато с Вашим-то опытом по причине того, что, наверное, около 90% ребят, которые идут туда учиться, вчерашние выпускники ВУЗа? Действительно вчерашние, так как многие из них сдают вступительные экзамены на 5 курсе.
    Я туда поступала в в 2013 в паре французский-английский и поступила только на письменное отделение в паре английский-французский. Проучилась три дня и поняла, что не справляюсь с их нагрузкой по-английскому (первоначально он у меня шел языком С), плюс еще обучение на письменном стоит столько же, как и на устном, а характер занятий и преподаватели совершенно другие. Потом мне не понравилось, как там преподавали французский, а также состав преподавателей по переводу с французского. А это первоначально был мой основной язык. И еще в тот год они взяли на обучение 25!!! человек, в том числе ребят, которых направило МИД Казахстана на обучение. Мы не помещались ни за один стол в аудитории, а общие занятия были, и довольно часто. По поводу того, хватало ли всем кабин, не знаю точно, но думаю, что тоже были трудности. Ну и потом их уровень подготовки не соответствовал нашему, так как вступительные испытания им проводили в Казахстане, а не сама Школа.
    И еще я была морально не готова снова вернуться за парту после 4 лет свободы. Нужно также понимать, что Ваше время там будет цениться меньше всего, все расписание подстраивается под преподавателей, практикующих переводчиков (а иначе никак), пары отменяются, переносятся, отрабатываются потом, иногда уже в ночи. Как-то распланировать свою жизнь очень трудно в таких условиях, нужно полностью посвящать себя учебе и быть готовым к любым неожиданностям в расписании.
    А еще в тот год, когда должно было проходить мое обучение, нас в принудительном порядке направляли на Олимпиаду в Сочи, думаете в качестве переводчиков? Нет, конечно, в качестве волонтеров для переводов «в свободных зонах». И более того, преподносили это как манну небесную. То есть от 2 до 4 недель дорогостоящего обучения коту под хвост. Что уж говорить, о бардаке в работе волонтеров, отправленных от Школы, могут Вам рассказать уже сами бывшие выпускники того года.
    В общем, с Олимпиадой вообще весьма странный подход. Такое чувство, что они специально решили отправить всех волонтерами, зная, что расписание развалится по причине того, что все преподаватели все равно уедут на Олимпиаду.
    Но в целом Школа, конечно, достойное заведение. И особенного уважения заслуживают преподаватели английского и немецкого. Насчет французского я уже написала, а вот про испанский ничего сказать не могу, никакого отношения к нему не имею.
    Так к чему я, собственно, все это написала. Чтобы Вы еще раз подумали, нужно ли Вам все это, если только, конечно, не возникли проблемы с итальянским и нужно как-то срочно переориентироваться на другие языки. Поступление — это еще полдела. Вот обучение там… Поэтому надо четко понимать для себя, нужно Вам это, для чего, с какой целью, так как целый год обучения будет вычеркнут из Вашей жизни. В этот год Вас не будет ни для работы, ни для семьи, ни для друзей.

    • Сейчас у меня полноценный рабочий язык один — итальянский. А я хочу, чтобы таких рабочих языков было на два больше. Отсюда и цель. Если работать в международных и прочих организациях, то только по срочному договору и только в качестве фрилансера. Нигде в штате работать я не хочу и не планирую.
      Про тяготы, расписание и прочие лишения знаю. Десять месяцев — это не такой и большой срок. Тем более, потом все эти лишения окупятся сторицей.
      Спасибо Вам за подробное описание своего опыта. Было очень интересно прочитать Вас.

    • Для Anenya
      Повони мне, пжста, на Скайп — alex dihes. Нужен совет по России. Живу в США

  • Очень содержательные рассказы (и Timote Suladze, и Anenya). Спасибо.

    Одно уточнение, вот к этому:

    И не кажется ли Вам, что Вам будет немного скучновато с Вашим-то опытом по причине того, что, наверное, около 90% ребят, которые идут туда учиться, вчерашние выпускники ВУЗа? Действительно вчерашние, так как многие из них сдают вступительные экзамены на 5 курсе.

    Статистика по поступившим (19 из 36 сдававших экзамены): среднее число лет после получения диплома о высшем образовании — 3,9.

  • Спасибо за очень интересный рассказ. Мне на Фейсбуке было тяжело за всем уследить, зато здесь с удовольствием прочитала.

Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.